LIB.SU: ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Поиски утраченного завтра

Достаточно сказать, что в центре комнаты проходит труба двухметрового диаметра, по которой в башни подаётся вода. Труба пластиковая и прозрачная, когда на неё падает свет, то выглядит она жутковато. Вдоль одной из стен идут толстые кабели, они надёжно изолированы, но почему‑то всё равно пахнут озоном. Большущий диван, который собирали прямо на месте, стоит между трубой воздуховода (если прижаться ухом – слышно гул ветра) и шахтой маленького служебного лифта, которого нет на планах дома. Лифт ездит нечасто, раз‑два в неделю, так что я привык. Пол покрыт настоящим деревом, не паркетом, конечно, а массивной доской из чего‑то, напоминающего бук. Потолок так и остался бетонным, с тянущимися по нему кабельными коммуникациями и трубами, но он высокий, почти четыре метра, и это меня не сильно напрягает.

– Мне нравится! – сказал Тао‑Джон, остановившись у стены с кабелями и озираясь. – У тебя появился вкус, Никита!

Тао внешне похожи на роботов. Двухметровый рост, гуманоидные формы, металлическая на вид кожа. Глаза большие, напоминающие объективы камер, видно, как внутри сдвигаются линзы. Тао видят в ультрафиолете и чувствуют радиоволны. Руки трансформируются, пальцы могут превращаться в лезвия или подобие инструментов. Скорость реакции и движений очень высокая. И одежду они не носят, половые органы у них скрыты внутри тела… как правило.

Но они не роботы и не киборги. Они живые металлоорганические существа. Просто шутка эволюции.

– Спасибо, Тао‑Джон, – сказал я. – Как я жил без твоего мнения – ума не приложу. Представишь своих подопечных?

Ни девушка, ни подросток пока не проронили ни слова. Таращились на меня и молчали. Может, они вообще немые?

Вдруг мне повезло?

– Это Василиса, – сообщил Тао‑Джон.

– Здрасте, – сказала Василиса равнодушным тоном.

– Это Святослав, – представил Тао‑Джон мальчика.

– Привет, – сказал молодящийся отрок.

– А это – Юрий Святославович. – Блестящая рука тао указала на бульдога.

Я вздохнул. Спросил:

– Надеюсь, Юрий Святославович не сын юного Святослава?

Бульдог открыл рот, роняя на пол очередную порцию слюны. И негромким басовитым голосом сообщил:

– Нет, это Святослав – мой сын. В нашем роду принято чередовать два имени: Юрий и Святослав.

Тьфу!

Я уставился на тао. Мог бы и яснее намекнуть, что значит «тело их отца прекратило существовать».

– Нейронная сеть? – спросил я. – Не ожидал, что мозг бульдога потянет человеческое сознание.

– Этого никто не ожидает, – с довольным видом сообщил бульдог.

– Что ж… – Я собрался с мыслями. – Тао‑Джон, чего ты хочешь от меня?

– Подсоби с работой.

– Я на пенсии, – возразил я. – По выслуге лет. Я старенький, сам знаешь.

Мальчик хихикнул, девушка посмотрела на меня с любопытством.

– Ну тряхни стариной, – попросил тао. – Так и будешь сидеть в подвале и смотреть старые фильмы?

– Это не подвал! Десять метров выше уровня земли!

– Окошек нет, жилые этажи выше, значит – подвал! – Порой тао бывают удивительно нелогичны. – Никита. Мне нужна помощь.

– И так всех впустил, твои клиенты в безопасности. Хотя обычно с животными никого не впускаю!

– Я не животное! – возмутился Юрий Святославович. И завилял коротким хвостом.

Тао‑Джон помолчал. Сказал:

– Один могу не справиться. Уже облажался.

– Ну вот только не надо врать… – я осёкся. Тао не врут. – Да что произошло? Чей ты телохранитель? Собаки, девчонки, пацана?

– Он охранял мою жену! – рявкнул бульдог. – Она погибла, не успела перенести сознание!

– Мама копировалась месяц назад, – негромко заметила зеленоволосая Василиса.

– Мы с ней месяц назад лаялись… ругались! – рявкнул бульдог. – Чуть не развелись! И теперь мириться по новой?

Я кивнул Тао‑Джону и пошёл к одной из дверей. Меня окликнул пацан:

– Никита, а как сеть активировать?

– Тут нет сети! – рявкнул я. Происходящее нравилось мне всё меньше и меньше.

Мы вышли из гостиной в комнату, которая теоретически служила мне кухней – если бы вдруг я захотел съесть что‑то кроме готовых блюд. Под потолком вспыхнули яркие белые лампы. Здесь было красиво, чисто и пусто – плиту я включал пять лет назад, а в холодильник, несмотря на режим глубокой заморозки, боялся заглядывать. Там вполне могла вырасти цивилизация морозоустойчивой плесени, не без оснований считающая меня злым божеством. Закрыв за нами двери, я пихнул тао кулаком в твёрдый металлический бок.

– Джон, что за хрень?

– Сложный клиент. Я не справился, потерял клиентку. Но, правда, спас остальных.

– У них не было охраны?

– У всех была. Тао‑Серж и Тао‑Моника погибли, защищая детей. Тао‑Ли смог обеспечить перенос сознания в пса, погиб, прикрывая отход. Я смог вывести детей и собаку.

Всё было ещё хуже, чем я думал.

Тао не роботы, повторюсь. Но почти столь же прочные. И быстрые. И общаются между собой на радиочастотах. И в схватке – ужасные боевые машины.

Да что уж там, они роботы, только созданные природой. Уложить трёх из четырёх тао, работающих вместе, синхронизирующих свои действия? Это как? Нет, если использовать мощное энергетическое оружие, бомбы…

Но тогда бы люди точно не выжили.

– Кто такой этот Юрий Святославович?

В глазах тао завибрировали линзы. Видимо, он изучал моё лицо в разных диапазонах, пытался понять, искренне ли я задаю вопрос.

– Человек. Землянин. Король икры. Властелин грибов. Царь пряностей. Владыка форели и тунца.

– Блин… – только и сказал я. – Так это Павлов?

– Да.

– Кто и как мог на него напасть? Нет, погоди, скажи сначала – это частные тёрки? Это не Контролирующие? Не Думающие? Не Стерегущие? Не Слаживающие?

– Насколько мне известно – нет, – ответил Тао.

В общем‑то я и сам это понимал. Если бы повелителя земных деликатесов решил уничтожить кто‑то из Большой Четвёрки, правящей миром, – никакие Тао бы не помогли.

Значит, деловые разборки.

– Джон, я войной сыт по горло, – сказал я. – Ну сколько мне осталось ещё, а?

– Ты прекрасно знаешь, сколько, – сообщил тао. – Это предмет моей зависти.

TOC