LIB.SU: ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Обителей много

Книга: Обителей много. Автор: Ольга Небелицкая

Обителей много

 

Автор: Ольга Небелицкая

Возрастное ограничение: 18+

Текст обновлен: 27.06.2024

 

Аннотация

 

Колька – обычный десятилетний мальчик, живущий с родителями в селе. Вот только однажды он начинает видеть не совсем обычные сны, потом в Одессе бесследно пропадает его тетя. Связано ли ее исчезновение с Колькиными снами и какое отношение ко всему этому имеет известное архитектурное бюро?Главный герой романа – ребенок, но перед вами совершенно не детская история о взрослении, о вере, о том, как противостоять злу. Книга содержит нецензурную брань.

 

Обителей много

 

Ольга Небелицкая

 

Есть добро и есть зло. Жизнь заключается в выборе стороны.

Иммануил Кант

 

Тогда иди, ведь есть и другие миры, кроме этого.

Стивен Кинг

 

Дизайнер обложки Антонина Высланко

Корректор Александра Супрунова

Автор фотографии Виктор Застольский

Автор фотографии Ольга Небелицкая

 

© Ольга Небелицкая, 2024

© Антонина Высланко, дизайн обложки, 2024

 

ISBN 978‑5‑0056‑5819‑7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Глава 1

 

Вейск, 11 мая 2012 года

 

Всё началось с того, что не приехала Дина.

 

Нет, конечно, всё началось с этих чертовых снов, думал Колька, сдирая корочку с зажившей ссадины на колене, и как было бы здорово сейчас отмотать назад, отказаться от снов и сказать, заберите, не хочу, не буду. Да кому сказать‑то?

 

Колька сидел, прислонившись к побеленному стволу тополя у остановки. Он прибежал сюда заранее, знал расписание, конечно, и знал, что пузатый автобус часто опаздывает, но больше не мог высидеть дома. Дурное предчувствие накатывало волнами с раннего утра. Как бывает, когда съешь какую‑то гадость: голова кругом, в животе тянет, ноги становятся ватными, сердце вдруг норовит заколотиться о ребра. Раз – вроде отпускает, и самому не верится, что только что было плохо. Но копится где‑то под горлом очередная порция дурноты, чтобы навалиться в самый неподходящий момент.

Еще с утра Колька предчувствовал, что день пойдет не по намеченному плану, но гнал от себя плохие мысли и до последнего пытался объяснить дурноту чем‑то съеденным накануне.

Когда пару лет назад от Одессы в сторону курортных поселков на побережье пустили новые резвые «газели», к Вейску по‑прежнему сворачивал дважды в день только один старый желто‑белый автобус. Кольке он напоминал шмеля. Шмеля было слышно издалека: заранее, еще до того, как автобус выглядывал из‑за поворота, раздавалось его мерное гудение. Затем маленький и усталый автобус подползал к остановке и, напоследок фыркнув, глушил мотор.

Дина обычно выскакивала первой. Она мчалась к тополю, под которым сидел Колька, с такой скоростью, что мальчик едва успевал подняться на ноги. Дина хватала его в объятия – маленькая, но сильная! – отрывала от земли и сжимала до реберного хруста. Водитель тем временем уже доставал Динин лакированный чемоданчик – ну и странно он смотрелся рядом с клетчатыми сумками и базарными тележками вернувшихся с добычей бабок – и отходил в сторонку покурить перед отправлением обратно. Последней из автобуса неизменно вылезала бабТома, отдыхая почти на каждой ступеньке и тяжело дыша.

Колька любил эти редкие вечера, когда запах Дининых духов – мята и еще какая‑то горькая трава, полынь, что ли, – смешивался с запахом нагретой пыли и автобусных выхлопов. Это значило – Дина приехала, Дина с ним рядом, и они сейчас неспешно побредут от автостанции домой. Колька, конечно, отберет лакированный чемодан – он же мужчина! – а Дина будет смеяться и хмуриться, когда чемодан запнется нелепыми своими колесиками о придорожные камни. Они пойдут дальней дорогой – в обход площади, чтобы подняться на тропинку над морем, чтобы Дина могла раскинуть руки, сбросить узкие туфли, пробежать босиком по траве, чуть не скатиться с обрыва – Колька отбросит чемоданчик и вовремя схватит Дину за руку. Потом они все‑таки скатятся – вместе. И Динина белоснежная блузка будет вся в желто‑глинистых пятнах, и в волосах тоже будет желтая глина, и сережку она наверняка там потеряет – в высокой траве или в песке, и за чемоданчиком придется ползти обратно, хохоча и цепляясь за клочки травы. А потом они придут – со стороны моря – домой, и там их будут ждать родители, и свет на веранде уже будет гореть – ночь здесь падает быстро, как одеялко на клетку с канарейкой, – пока они будут идти к дому, уже стемнеет. Так будет.

Так было раньше.

 

Дина не приехала, и Колька понял это, еще заслышав шмелиное гудение автобуса за поворотом. И дело не в том, что он так и не получил от Дины смс, и даже не в том, что, когда он стиснул зубы и все‑таки позвонил, механический голос ответил ему, что «абонент находится вне зоны доступа к сети». Просто он знал, с самого утра знал, что так будет.

И все‑таки он подождал, пока из автобуса выгрузятся бабки и разберут свои тележки и сумки. Он дождался бабТому и подбежал предложить помощь, зная, что она откажется, как всегда. Но бабТома его удивила: с тихим свистящим выдохом она оперлась на Колькину руку и сделала последний шаг со ступенек. Потом подняла на мальчика глаза и почему‑то виновато сказала:

– Дины‑то нема сегодня, да? Не було дивчинки нашей. На работе затрималася?

TOC