LIB.SU: ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Семя Хаоса. Мать Милосердия

Книга: Семя Хаоса. Мать Милосердия. Автор: Антон Булычов

Семя Хаоса. Мать Милосердия

 

Автор: Антон Булычов

Дата написания: 2023

Возрастное ограничение: 16+

Текст обновлен: 21.11.2023

 

Аннотация

 

Дела в Империи становятся все хуже. Кроме войны на севере теперь государству угрожают восстания на востоке и западе. Просыпается все больше древних богов, каждый из которых плетет свои собственные интриги и преследует свои интересы. И чем дальше, тем понятнее становится, что и все нынешние проблемы и хаос Войны Богов, бушевавшей шестьсот лет назад, имеют один корень. Кто‑то из богов намеренно стремится как можно сильнее ослабить Империю, чтобы захватить власть в свои руки и уничтожить всех своих собратьев.

 

Антон Булычов

Семя Хаоса. Мать Милосердия

 

Пролог

 

 

Последний день Эпохи Одина

 

Сидя в темной уединенной комнате, Корал размышляла. Она любила сидеть так, в тишине и темноте, чтобы никто и ничто не мешало ее мыслям. Дверь слегка скрипнула, открывшись и пустив из коридора неровный свет масляной лампы. На стене задрожала тень человека. Корал тихонько вздохнула и повернулась к вошедшему. В дверях стоял среднего роста красивый мужчина, вычурно одетый в короткий камзол с модным шелковым галстуком бирюзового цвета. Альмерин. Его красивый сильный голос разнесся по шестиугольной комнате, порождая в полной тишине едва заметные отголоски эха:

– Корал, пора. Сегодняшний день войдет в историю…

– Хватит, – резко оборвала его Корал. Если не остановить Альмерина, он готов говорить часами, наслаждаясь собственным голосом. – Я не наивная послушница первой ступени. Оставь свои ядовитые речи для них.

После его голоса ее казался чуть ли не карканьем. Из‑за формы комнаты слова всегда порождали легкое эхо. Именно потому Корал любила говорить с Альмерином здесь. Тут его голос имел меньше власти над ней. К сожалению, даже зная теорию ораторского искусства и понимая его игру в манипуляции, сложно было противостоять обаянию и убедительности речей этого опасного человека.

– Корал…

– Я сказала, хватит. Меня не нужно ни в чем убеждать. Для себя я уже давно все решила. У нас разные мотивы, но я тоже считаю, что правление Владыки начинает идти во вред Империи и науке.

На сей раз ее собеседник промолчал, за что она была ему благодарна.

– Я не предаюсь здесь сомнениям. Я раздумывала еще раз о способе, который ты предложил. Ты глупец, Альмерин. Знаешь, как очаровать толпу или собеседника, но в науке ты полный профан и не представляешь даже в малейшей степени, как управлять Семенем Хаоса. Это тебя часто и подводит. Я считаю, ты зря привлек других. Хватит меня и Нургрима.

– Нургрим может передумать, он слишком дружен с твоим дядей. Любит его…

– Ты хочешь сказать, что я не люблю дядюшку Лингмара? Или что я совсем не способна любить?

На Альмерина в упор смотрели два голубых, очень светлых, почти прозрачных, глаза. Про Корал часто говорили, что она может убить любую беседу взглядом. Поэтому с ней не часто рисковали спорить. Альмерин был исключением.

– Корал. Я не считаю тебя бесчувственной. Более того, я не считаю, что ты колеблешься. Доверяю тебе. Но, согласись, поведение, твое и Нургрима, порой говорит о том, что вы не поддерживаете идеи нашего Общества.

– И потому с нами пойдет стайка твоих верных псов, которые глупее пробки от выпитого вина? Альмерин, мои опыты показали, что чем чаще человек обращается к Семени, чем плотнее работает с ним, чем больше знает о Семени, а Семя знает о нем, тем проще ему контролировать чужую связь с Семенем через синхронизацию. Твои псы бесполезны. Боюсь, даже наши с Нургримом попытки Владыка не заметит. Если бы не его Воля, которую, по твоим источникам, он огласит завтра, я бы вообще отложила операцию.

– Но Корал, это невозможно…

Девушка резко подняла руку с растопыренными пальцами, прерывая голос мужчины.

– Альмерин, я уже сказала. Тебе нет нужды меня уговаривать. Владыка сходит с ума. Это очевидно. Его приказы день ото дня меняются, противоречат друг другу. Уже несколько лет он не столько учит, сколько ограничивает нас. Я могу понять некоторые ограничения, эксперименты части наших ученых очень опасны, но Владыка мог бы раньше рассказать нам о возможности синхронизации, это понизило бы число несчастных случаев.

– Ты думаешь, Один знал о том, что Семя можно забрать?

Корал хмыкнула.

– Альмерин, про это я и говорю. Не думаю, что есть хоть одна вещь, о которой знаем мы, но не знает Владыка.

– Один не всеведущ! Это его религиозная пропаганда! Нет существа выше Человека! – Альмерин почти завопил. Видимо, Корал задела его за живое.

– Оставь свои проповеди для базаров! Я и не говорила, что Владыка всеведущ, я сказала, что он знает больше нас. Владыка сам говорит нам, приближенным ученым, связанным с Семенем, что он не бог, а человек. Что мы, работая с Семенем Хаоса, сможем когда‑нибудь достичь его уровня. В тебе говорит зависть, что ты сам не можешь освоить Семя!

– Ваш Владыка сам не дает вам развиться! – вновь вспылил Альмерин. Корал получала странное удовольствие злить его так, заставляя срывать маску мудрого наставника тайного Общества.

– Да. Я не понимаю, что происходит с Владыкой. Иногда он смотрит на нас с Нургримом так, будто хочет чем‑то поделиться. Но боится. – Голос Корал стал задумчивым. – Я знаю одно. Если мы не сделаем ничего сейчас, то мы станем заложниками безумия Владыки. Если бы был способ не убивать его… Но, похоже, синхронизация Семени наша единственная надежда. Вот только все, кроме Нургрима, будут мне только мешать.

– Вы пойдете вместе или не пойдете совсем. – Лицо Альмерина стало жестким.

– Оставь это. Я не играю в твою революцию, твой заговор и твои интриги. Я делаю то, что считаю нужным и логичным, даже если это чудовищно.

Альмерин замолчал.

– Когда мы идем? – уточнила девушка.

– Как только ты будешь готова.

Она кивнула, подхватила мантию с единственного в комнате стула и направилась к выходу.

– Мы сделаем это. Сегодня или уйдет Владыка, или уйдем мы.

 

* * *